?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

После ужина (шведский стол, не очень разнообразный, но всё свежее и вкусное: курица, рыба, овощи на пару, пара салатиков, чай) часть народа разбрелась по номерам, часть пошла на исповедь в номер к батюшке, а самые неугомонные собрались у входа вместе с Михаилом. Он повел нас показать дорогу в храм Гроба Господня, куда ночью мы должны будем прийти на ночную литургию, - чтобы мы потом вели всех остальных, а сам он пойдет домой, на Масличную гору (тоже то еще место, надо сказать, совершенно арабское).

Сначала Михаил настаивал, чтобы шло побольше мужчин. Мы жили в мусульманском районе. Арабы, сказал он, не одобряют, когда женщины ходят по ночам без мужского сопровождения. Тем не менее мужчин нашлось только двое - сам Михаил и еще один паломник, я забыла точно кто.

А улицы гудели автомобильными сигналами, кишели народом, в лавочках шла оживленная торговля (в обычные дни закрывают часов в семь), рядом с нашей гостиницей вовсю работала парикмахерская. "У них что, стричься - хобби?" - спросила Галина. А у меня было чувство - я помню его еще по Египту, - совершенно иррациональной, дурацкой любви к этому пестрому, неряшливому, шумному Ближнему Востоку. Стремное место, грязные улицы (на обочине одной из них валялась дохлая кошка, причем валялась всю неделю, пока мы были в Израиле - и в первый вечер, и в последний), вероятность напороться на агрессию (в последний наш вечер в Иерусалиме батюшку чуть не побили какие-то обкуренные уроды) - и все равно на это подсаживаешься как на кайф.

Мы вышли к Иродовым воротам, но через них, предупредил Михаил, в Старый город входить не надо - там закоулки мусульманского квартала, к храму не пройдешь. И мы пошли вдоль стен - к Дамасским вратам, от которых до сих пор идет древняя дорога в Дамаск. Около ворот стали попадаться торговцы сладостями, фалафелем, кукурузой, народ стал превращаться в толпу. Войдя в ворота, мы очутились на узенькой, грязной улочке, занятой торговыми рядами - лавочками, прилавочками... Народу было очень много, пахло кофе и специями, чем-то жареным и, как сказала моя спутница Яна, с которой мы держались за руки, чтобы нас не унесло толпой, еще и забористой травкой. Нас обогнала пара молодых людей, которая тащила за рога барана - резать. В толпе были и женщины разной степени ортодоксальности: от одетых в джинсы, накрашенных и кокетливо повязанных шарфиками/платочками (однако так, чтобы волосы и шея были скрыты полностью) до одетых в темные свободные арабские галабеи, покрытых темными платками и отличающихся от наших монахинь только блестящими украшениями на руках и галунами на одежде. Но все обязательно в присутствии родственников-мужчин. Я обалдела от пестроты, мне нравилось всё, лежащее на прилавках, покупать я бы не стала, упаси боже, но смотреть, смотреть - такая живописность, яркость. Курбан-Байрам!

У меня было ощущение, что мы провалились куда-то во времени и попали в Средневековье. Это чувство не пропало у меня и тогда, когда сделав буквально один поворот мы из шумных арабских проулков попали в тихий и молчаливый христианский квартал: древние, непроницаемые стены храма, маленькая дверка - ворота во двор храма c надписью по-английский "Holy Sepulchre". Храм был еще закрыт. И это ощущение пребывания вне времени или в другом времени у меня сохранилось тогда, когда мы в 11 вечера пошли на службу. Арабы и не думали расходиться, и мы шли сквозь них: священник в рясе, две монахини, паломницы в длинных юбках и с покрытыми головами.

Между Москвой и Иерусалимом два часа разницы. Так что 11 вечера для нас, только что прилетевших, были часом ночи. Служба длилась 4 часа и шла на греческом языке - престола Русской церкви в храме Гроба Господня нет. "Ведь Русская церковь - младшая и любимая дочь Греческой", - образно пояснил нам Михаил.

Если говорить прозою, то все же четырехчасовая служба, да еще и на чужом языке, - это и без смены часовых поясов нелегко, я такое в Москве не осиливаю. Поэтому там стояла в полной прострации, пока наконец не нашлось место присесть на ступеньке, и остаток литургии я продремала. Очень не люблю, когда так получается. Чувствую себя в таких случаях одновременно мамой капризного дитяти, которого она привела на не по возрасту серьезное мероприятие, так что дитя уросит и не хочет понимать, что больше такого он в жизни не увидит, и самим этим дитятей, которому хочется только домой, спать и к маме на ручки, и посторонним наблюдателем, который удивляется, какие мамаши недотепы пошли. Но - ночная служба на Гробе Господнем, не могла же я ее в гостинице пролежать - да и перед товарищами по группе неудобно.

Возвращались уже плохо соображающие, по наконец опустевшим улицам - арабы почти угомонились, позакрывали лавочки и не прогуливались по Старому городу. Только машины все равно временами бибикали под окнами гостиницы всю ночь.

Comments

( 4 комментария — Оставить комментарий )
horoshilishe
17 ноя, 2011 03:36 (UTC)
Здорово!
Такой колоритный рассказ! Прочитала с удовольствием, а благодаря конретным подбробностям - прям картннку увидела и почувствовала.
Про службу и дитятю - очень точно, сама испытываю подобное на ночной, если не носилась колбасой накануне и не отдохнула. Ну и детей наблюдаю своих, ага.

Надеюсь буду когда-нибудь тоже...
dadaha
17 ноя, 2011 05:10 (UTC)
Хорошо рассказываешь, спасибо! А ты с кем ездила, с храмом каким или по тур.путевке?
estera
17 ноя, 2011 05:50 (UTC)
По путевке. Здесь были все из разных храмов.
tramarim
17 ноя, 2011 07:27 (UTC)
Чудесно.
( 4 комментария — Оставить комментарий )

Обо мне

2017
estera
Полина Ф.

Недавнее

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow