?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

Оригинал взят у alan_christian в Легенда о Волхвах
Урра!! я это сделал-сделал-сделал!
Ну да, ну не успел к западному Богоявлению. Притворюсь, что пытался успеть к восточному. Тем более что в рождественское время по юлианскому календарю еще укладываюсь!

Вот она сказка. Ужасно классная и очень красивая, с тыщейпятьсот всяческих библейских связей и аллюзий, которые меня вконец умучили в процессе перевода. (АААА синодальный перевод такой синодальный ааааа! хоть бы наконец кто-то сделал официальное русское нечто вроде La Bible de Jerusalem!!!)

Да, Бальтазара я оставил Бальтазаром. Я знаю, что в русской транскрипции его надлежит именовать Валтасаром, но ОЧЕНЬ уж не хочется! И из форм Каспар - Гаспар выбрал Гаспара, один Мельхиор и в Африке  стране мидян и персов Мельхиор. Остальные имена - по Синодалу.

Да, и сюда же... Соций, поразмысливши, сказал: "Понятно. Пессимист принес смирну, оптимист - ладан, а реалист - золото!"

Легенда о волхвах

Проповедь брата Эли-Паскаля Эпину, Богоявление 1994


«Пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».

«Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля», - пел Валаам, муж с открытым оком. *(1)

И вот она наконец – звезда, воссиявшая к востоку от реки Тигр, что протекает в землях мидян и персов.

В те дни жил в царстве Мидийском и Персидском великий волхв, умудренный годами и облеченный премудростью, искусный в чтении небесных знамений и толковании снов: мудрец с длинной белой бородой и глазами цвета неба -

Мельхиор, сын Мадая, сына Иафета, сына Ноя, сына Адамова. (2)

Но не было покоя в его душе. Со дня смерти его благородной супруги пелена слез покрыла мир в его глазах, и сердце его дрожало под снегом скорби:

«Что проку становиться единой плотью в радости любви, если смерть должна оторвать нас друг от друга? В чем тут ложь? В моем ли сердце, которое продолжает биться и любить тебя, или в твоем теле, которое больше не отвечает мне, возвращаясь в небытие?»

И он подолгу оставался на высокой башне и озирал ясные ночные небеса гор уставшими от слез глазами из-под шапки снежно-белых волос.

 И вот она наконец – звезда, воссиявшая на востоке от реки Тигр, что в царстве Мидийском и Персидском. В миг, когда Мельхиор увидел ее, сердце его вновь зазеленело, как лопнувшая по весне древесная почка: звезде была ведома тайна любви и смерти. Он спустился с башни и приказал слугам седлать коней. Он положил в ларец смирну и алоэ, покрыл благовония шелковым платом и льняными пеленами. Потом сел на свою верную белую лошадь и пустился в дорогу с сердцем чистым, как небеса, ведомый за руку звездой.

«Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля», - пел Валаам, муж с открытым оком.

И вот она наконец – звезда, воссиявшая к востоку от реки Фисон, что в землях Савы и Хавилы.

В те дни жил в царстве Савы и Хавилы благородный и доблестный владыка: войска его всегда были победоносны, хотя никогда он первым не объявлял войны; торговля его процветала, хотя весы его всегда отмеривали верно; суды его были строги, хотя никогда он не осуждал невинного: царь с густою черной бородой и глазами цвета бронзы –

Бальтазар, сын Савы, сына Евера, сына Сима, сына Ноя, сына Адамова. (3)

Но не было покоя в его душе. Хотя и был он женат на нежнейшей из принцесс аравийских, и родил с ней прекрасных детей, безжалостный свет пустыни затмевал мир в его глазах, и сердце его дрожало под гнетом дневного жара:

«Что проку носить корону и властвовать над людьми, если приходится беспрестанно обуздывать насилие и несправедливость и карать виновных? В чем тут ложь? В восхвалениях тех, кто славит меня, как божество, за мои победы, или в проклятиях тех, кто зовет меня тираном, стремясь занять мое место?»

И он подолгу оставался на галерее своего дворца в Сане и озирал бархатные ночные небеса пустыни золотистыми глазами, беспокойно лохматя свою кудрявую бороду.

И вот она наконец – звезда, воссиявшая на востоке от реки Фисон, что в землях Савы и Хавилы. В миг, когда Бальтазар увидел ее, сердце его вновь расцвело, как пустыня после первого ливня: звезде была ведома тайна господства и братства. Он спустился с галереи, передал управление царством своей царице и призвал двенадцать воинов свиты. В сокровищнице дворца он взял золота и серебра, драгоценных камней и лучших жемчугов. Потом поднялся на спину самого выносливого из своих верблюдов и пустился в дорогу с сердцем чистым, как небеса, ведомый за руку звездой.

«Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля», - пел Валаам, муж с открытым оком.

И вот она наконец – звезда, воссиявшая к востоку от реки Гихон, что протекает в земле Куш, в Эфиопии. В те дни жил в царстве Куш юный высокородный принц, младший сын Царя Царей, равно искусный в охоте на львов и в сплетении мелодий на арфе; принц с эбеновой кожей, еще безбородый юноша с глазами цвета ночи:

Гаспар, сын Хуша, сына Хама, сына Ноя, сына Адамова. (4)

Но не было покоя в его душе. Хотя и молод, и силен, и красив был принц, тяжкие тучи сезона дождей омрачали мир в его глазах, и сердце его дрожало под ветром тревоги:

«Что проку родиться исполненным даров, если тебе не судьба властвовать ни над чем? Мои братья по праву старшинства станут один королем, другой – генералом, третий – верховным жрецом! Что проку волноваться, оказавшись в золотистом кольце смеющихся служанок, если мне предстоит жениться на той, кого изберет для меня Царь? В чем тут ложь? В унаследованных от предков законах, держащих в плену мою жизнь, или в желании сердца моего – быть свободным, как лев саванны?»

И он подолгу оставался на высотах Аксума и озирал дикие ночные небеса длинными  обсидиановыми глазами, откинув назад царственную косу с вплетенными лазуритовыми бусинами.

И вот она наконец – звезда, воссиявшая на востоке от реки Гихон, что в земле Куш. В миг, когда Гаспар увидел ее, сердце его вышло из берегов, как поток в день половодья: звезде была ведома тайна свободы и жизни. Он спустился в город и, ничего не сказав Царю, своему отцу, призвал к себе пажа. В суму он положил благовонную смолу - слезы ладанного дерева, алавастровый сосуд, полный чистого нарда, и палочки корицы. Потом забрался на самого доброго и покладистого из царских слонов и пустился в дорогу с сердцем чистым, как небеса, ведомый за руку звездой.

«Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему».  Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.

Горе тебе, мятежный Иерусалим! Позор вам, царь Ирод, первосвященники и знатоки Закона! Ведь вы могли прочесть в свитках пророка Михея: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, меньший из домов Иудиных, из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле!»(5)

Но вы, мужи в пурпурной обуви, льняных тюрбанах и ритуальных одеждах, не собираетесь пачкаться в вифлеемском навозе! Тогда как эти трое, незнакомые со словом пророка, трое чужестранцев отправились в путь с сердцами чистыми, как небеса, и звезда явилась, чтобы за руки проводить их к месту, где был Младенец.  

«Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою, и, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему».

Они-то ждали увидеть... роскошный дворец или таинственный храм: а перед ними бедный хлев!

Они-то ждали увидеть... знатную и славную супружескую пару: а перед ними двое галилеян с босыми ногами, с мозолями на руках!

Они-то ждали увидеть... величественного и важного монарха-Эпифана: а перед ними новорожденный младенец на руках матери!

Они вошли: юная мать взволнованно поднялась им навстречу.

Они, пав, поклонились: юная мать откинула покрывало, ища взгляда своего мужа.

Они открыли свои сокровища: юная мать успокоенно села, чтобы показать им Младенца.

«Что проку становиться единой плотью в радости любви, если смерть должна оторвать нас друг от друга?» - плакала душа Мельхиора, старого волхва с глазами цвета дождя.

Вот он вошел: вошел и увидел нежность мужа, стоящего за спиной юной женщины. Потом узрел Младенца в пеленах, лежащего на коленях матери. Звезда явилась, чтобы открыть старцу тайну той любви, которая сильнее смерти. Открыв ларец, он сложил перед Младенцем свои дары:

Смирну и алоэ, которыми Иосиф и Никодим помажут Его тело вечером погребения. (6)

Шелковый плат и льняные пелены, которые Петр и Иоанн узрят лежащими и пустыми утром Пасхи.(7)

«Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет.  И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек».

«Что проку носить корону и властвовать над людьми, если приходится беспрестанно обуздывать насилие и несправедливость и карать виновных?» - тревожилась душа Бальтазара, царя с глазами цвета бронзы.

Вот он вошел: вошел и увидел Ангела, который не спешил возвращаться на небеса, и бедного пастуха, и ослика, и вола; увидел мужчину и женщину, - всех в единстве совершенного мира. Потом узрел Младенца, увенчанного звездой, восседающего на троне колен своей матери. Звезда явилась, чтобы открыть царю тайну всеобщего братства. Открыв ковчежец, он сложил перед Младенцем свои дары:

30 золотых монет – выкуп за Царя Вселенной, проданного Иудой Искариотом по цене раба – за 30 сребреников.

Драгоценные камни и лучшие жемчужины, унесенные Ветхим Адамом из Рая в день своего падения, из которых Новый Адам воздвигнет Новый Иерусалим.

«Лев от колена Иудина, корень Давидов, победил – тот, кто дарует победителю звезду утреннюю. И показал мне Ангел великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями; а двенадцать ворот - двенадцать жемчужин».(8)

«Что проку родиться исполненным даров, если тебе не судьба властвовать ни над чем - ни сделаться царем, ни самому выбрать себе супругу?» - вздыхала душа Гаспара, принца с глазами цвета ночи.

Вот он вошел: вошел и увидел мужа, служившего юной жене своей, и юную женщину, служившую Младенцу. Потом узрел Младенца, забывшего себя у груди матери. Звезда явилась, чтобы открыть юноше тайну наивысшей свободы. Открыв суму, он сложил перед Младенцем свои дары:

Фимиам, дым которого «вознесется с молитвами святых от руки Ангела пред Бога» (9)

Нардовое чистое драгоценное миро в алавастровом сосуде, которым Мария, сестра Лазаря, помажет ноги Его в знак Его грядущей жертвы.(10)

«Я отдаю жизнь Мою; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Заповедь новую даю вам, как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (11)

Старец, Муж и Юноша соединили руки;

Голоса сына Иафетова, сына Симова и сына Хамова слились в пении на трех наречиях;

Волхв, Царь и Принц пустились в пляс вокруг яслей – младенцы пред лицом Младенца;

С сердцами чистыми, как небеса… Постойте, а где же звезда?

Ее миссия окончена, она угасла пред Образом Божиим, спящим на материнских руках. Придет день – и она сойдет голубем на воды Иордана, она истечет водой и радостью свадебного вина. Это ведь Дух Божий, который «дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит». (12)

А мы, братья и сестры, - способны ли мы позволить звезде повести нас за руку?

P.S. А если кому-то из вас интересно, зачем принц Гаспар из Куша принес палочки корицы, святой Иосиф мог бы ответить – попросту для того, чтобы сделать кашку для Младенца Иисуса немного вкусней!




(1) Числ 24:17
(2) Ср. Быт 10,2

(3) ср. Быт. 10, 12-28
(4) Ср. Быт. 10, 6-7
(5) Я здесь изменяю немного синодальный перевод, буквально переводя с la Bible de Jerusalem, по которой цитирует автор. Показалось важным сохранить «меньший из домов Иудиных»
(6) Ин 19:30
(7) Ин 20, 3,7

(8) Много цитат из Откр.: ср. гл. 5, 4, 21
(9) Откр 8,4

(10) Ин 12, 2-8
(11) Ин 10, 18; 13, 34; 15,13
(12) Ин 3,8


Недавнее

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow