?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

Оригинал взят у tak_the_ape в Вершки и корешки российской истории
Что-то последнее время, чуть только я начинаю обдумывать российскую историю, мне вспоминается сказка о вершках и корешках.
Жили-были, значит, на необъятных просторах нашей родине древляне, поляне и прочая лесная русь изначальная.
Пришли к нам викинги. О! - сказали лесовики - у них конунг, мы тоже хотим!
Взяли из государственного устройства викингов князя, в качестве вершков.
А всякие корешки вроде северного мужества и личной чести оставили. А чего, мужества и чести у нас самих дофига, чужого не надо.

Пришли к нам греки. О! - сказали княжьи люди - у них церковь, мы тоже хотим!
Взяли вершки в виде церкви, икон и Максима Грека.
А корешки в виде склонности любого зеленщика рассуждать о Боге, думать, философствовать и вообще иметь личное мнение оставили. А чего там, князь (из предыдущей серии) лучше знает, как и кому молиться. И вообще, идолам поклоняться умеем, значит, и с иконами как-нибудь разберемся.
Впрочем, тут вышла накладка, и некоторое количество корешков в русскую почву таки попало. Недосмотрели.

Дальше пришли татары. Ой, ё! - сказали православные, разогнувшись. - Эк они нас нагнули! Мы тоже хотим!
Тут народ начал соображать, что если нас с чужими вершками так сделали, то, может, изначальный подход какой-то неправильный.
Так что у Орды взяли самые что ни на есть корешки - в виде всеобщего взяточничества как образа жизни, низкопоклонства перед вышестоящими, спеси перед низшими и склонности нагибать любого, кто слаб.
А вершки в виде жесткой правовой системы и общественной (и военной) структуры, а также всяких там веротерпимостей и первобытных законов гостеприимства оставили.
Вершков у нас и так, чай, набрано, и "Русская правда" есть, и вера своя, еще чужую терпеть, ишь! И так не пропадем.

На этом месте, собственно, началось Московское княжество, с которого и есть пошла Российская империя, в которую пришел царь Петр, который был великий. А поскольку он был великий, ждать, пока кто-нибудь к нему придет, не стал и пошел сам.
Ишь! - сказал самодержец, полюбовавшись Европой. - Какие у них армия и флот! Я тоже хочу!
И взял Петр эти вершки, превратив всю страну в подобие военного лагеря и введя четкую систему чинов и званий (ее как раз у монголов давеча недобрали). А также заводов и верфей. А корешки в виде экономических основ всей этой лабуды (зарождающаяся буржуазия там, предпринимательство) - брать не стал. И так людишки справятся. А куда они нафиг денутся, я царь али не царь?

Дальше всё это крутилось и росло. Периодически разные мечтатели пытались снова принести из Европы то вершки, то корешки. Но, поскольку страна была качественно отформатирована под военную часть, а в армии все должно быть единообразно и по команде, то этих мечтателей быстро отправляли чистить сортиры зубными щетками и подметать снег на плацу ломами.
Но тут пришлось всерьез воевать, и оказалось, что страна, как в армейском анекдоте, затрахала себя постоянными проверками боеготовности до полной разрухи. Даже японцы удивились - мы, сказали, на что уж азиаты, но так не умеем.
В этой ситуации очередная группа мечтателей таки сумела привезти из Европы очередное новшество - сверхсовременную (на тот момент) теорию разумной организации общественно-экономической деятельности. Правда, непроверенную.
О! - сказали затраханные солдатики. - Клёво! Мы так хотим!
Разумеется, по старой традиции взяли только вершки в виде руководящей роли партии и гегемонии пролетариата. А с теми мечтателями, кто пытался пересадить корешки, быстро разобрались.
Есть, правда, мнение, что и тут некоторые корешки успели приняться. Но даже если и так - на общем фоне это оказались так, клумбочки на газоне. А сам газон принялись возделывать привычными армейскими методами, так что травы на нем год от года становилось все меньше.

В этом месте партия и правительство постарались учесть исторический опыт и окружили территорию (как и положено в/ч) высоченным забором, чтоб никаких вершков и корешков в страну больше не попало.
Но наш народ непобедим в своем стремлении достать и принести, поэтому сквозь щели в заборе что-то на газон проникало. Правда, рассматривать через щель - а что именно тащим? - было очень неудобно. А ухаживали за полученными вершками и корешками методами, взятыми из боевых листков, описывающих действия вероятного противника.
В итоге оказалось, что взяли мы себе уже не вершки или корешки, а натуральный загнивающий капитализм, которого за забором отродясь не было. А что из него получилось в сочетании с имеющейся экосистемой - это и вовсе не в сказке сказать, ни пером описать.

Последний акт действий по этой схеме разворачивается прямо сейчас.
Увидела Россия, как США посредством агрессивного блока НАТО пытается работать мировым полицейским и вводить войска куда ни попадя.
О! - сказали россияне. - Круто!
Ну, дальше вы знаете. Может, даже знаете, какие вершки мы берем сейчас и на какие корешки привычно не обращаем внимания.

Метки:

Comments

( 10 комментариев — Оставить комментарий )
orthobonus
18 апр, 2014 15:03 (UTC)
Не раскрыта тема, откуда взяли вершки в виде "неистового пафоса национального самоотрицания" и какие корешки при этом забыли.
tak_the_ape
19 апр, 2014 02:04 (UTC)
А хрен его знает, откуда. То ли из ложно понятого христианского духа, то ли из петровского западничества, то ли из Коминтерна, то ли с перестроечных времен... было, короче, откуда этой фигни набраться.
orthobonus
19 апр, 2014 14:43 (UTC)
Карташев считал, что из татаро-монгольского ига.

Время было переломное, и при склонности русских к безмерным крайностям, нас не должно удивлять, что наряду с вражеской пропагандой извне, вдруг явится и доморощенный энтузиаст латинства. Таким чудаком оказался сын Суздальского священника, Петр Артемьев. Он прошел в Москве Славяно-греко-латинскую Академию и учился у Лихудов. Иоанникий Лихуд, посланный с русским посольством в Венецию в 1688-1691 гг., взял с собой Артемьева. Там, в латинской стране Артемьев поддался чарам латинизма. По возвращении в Москву, он нашел здесь приехавшего с Востока из Персии, несмотря на запрет, иезуита Терпеловского и завел знакомство с другими ксендзами. Патр. Адриан дал Артемьеву дьяконское место в самой Москве при Петропавловской церкви. И тут начал Артемьев показывать свою безудержную "широкую" русскую натуру. Напуганный священник доносил патриарху об Артемьеве: "после евангелия он читал поучение, похвалял в вере поляки, лях, литву, прочитал молитву Отче Наш на амвоне по-римски, приклякнув на колена, и иные некие молитвы прилагая римская. Носит он на себе вместо животворящего креста мошонку, а в ней образок латынина Антония Падвиянина, еретика суща. Глаголет исхождение Духа Св. от Отца и Сына. Исповедывался и приобщался у иезуитов. И с иными иезуитами, из Москвы изгнанными, зело слезно разлучался. Освященный собор называет забором, который перескочить хвалится. Патриархов называет потеряхами, потому что истинную православную веру потеряли" и т.д. все в таком же духе и стиле. Удивительно то, что священник прибавлял в этом доношении об успехе агитации Артемьева. "И мнози, — закяючал священник, — вслед его прелести уклонишася". Патр. Адриан смущался узнав, что отец Петра Артемьева добрый священник, хотел ему поручить возвращение в лоно православия его блудного сына. Дьякон Артемьев, потеряв равновесие, писал и отцу своему неистово латинствующие словеса. Наконец, общественная молва побудила в 1698 г. соборно осудить дьякона Артемьева, лишить сана и послать на север в Холмогоры к архиепископу Афанасию под крепкое начало на увещание. Как нераскаявшийся в Холмогорах, он сослан был в Соловки, где и умер в 1700 г. Как ни странна эта истерика латинизма у природного русского поповича, но она является предшественницей будущих политических крайностей русской пол-интеллигенции XIX века. Это церковная "нечаевщина". В красивом, более интеллигентном виде, это — пафос национального самоотрицания неистового Виссариона Белинского. Углубленный татарщиной и чрезмерно затянувшийся отрыв наш от остальной христианской Европы породил эту духовную болезнь национального самоотрицания, которая и после устаревших Чаадаевских парадоксов, продолжает еще давить на русское культурное и даже церковно-историческое сознание. Словом, Артемьев — это наша карикатура, но не лишенная для нас некоторой поучительности.
tak_the_ape
19 апр, 2014 16:14 (UTC)
Ух ты, какой забавный товарищ Артемьев! Спасибо за рассказ. (вот мне и профит, однако :))
А Антоний Падвиянин - это Падуанский, я правильно понимаю?
orthobonus
19 апр, 2014 17:22 (UTC)
Он, судя по всему.

Артемьев да, типаж более чем узнаваемый. Крайние консерваторы и либералы с тех пор, похоже, и не менялись.
dagmara
18 апр, 2014 19:06 (UTC)
какая феерическая чухня, простигосподи. как-то сразу подозревается что истории человек вообще не знает и откуда что в действительности берется тем паче.
tak_the_ape
19 апр, 2014 02:09 (UTC)
Ну так напишите свою феерическую прелесть, я с удовольствием приникну и просветлюсь.
dagmara
19 апр, 2014 05:43 (UTC)
Ваше просветление не входит в список моих первоочередных задач, увы.
tak_the_ape
19 апр, 2014 14:37 (UTC)
Ваше в список моих - тоже. Замечательно, правда?
hild_0
19 апр, 2014 18:19 (UTC)
Некоторыми местами напоминает, да.
...Я не специалист, только эти корешки скорее напоминают китайские, чем монгольские, собственно. Пытаюсь сообразить, могло ли оно прийти этим вот путем.
у Орды взяли самые что ни на есть корешки - в виде всеобщего взяточничества как образа жизни, низкопоклонства перед вышестоящими, спеси перед низшими и склонности нагибать любого, кто слаб
( 10 комментариев — Оставить комментарий )

Недавнее

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow