?

Log in

No account? Create an account

Я в социальных сетях

В соцсетях меня больше, чем тут. Вас, подозреваю, тоже. Добавляемся и дружимся!
Я «В Контакте»: http://vkontakte.ru/pauline_f
Я на «Фейсбуке»: http://www.facebook.com/PaulineEsteraFedorova
Я в инстаграме: https://www.instagram.com/pauline_estera/
Мой личный сайт: http://paulinefe.ru
Всегда будь в теме, но никогда не позволяй теме быть в тебе.
Дорогие томичи, буду у вас в самую золотую осень - прилетаю 18 сентября, улетаю 2 октября.
Пошумим?

О тщете снобизма

В фейсбуке прогремел краткий скандал: феминистки против поэтессы Фаины Гримберг.
Говоря сухим языком полицейского протокола, означенная Гримберг, являясь преподавателем дорогой и до сей поры модной в столичной среде литературной школы "Хороший текст", опубликовала на сайте школы странное эссе, в котором апеллировала к раритетной книге, вышедшей в 1925 году, и делала вывод о том, что женщины не могут быть полноценными писателями. Удивление статьей выразила в Фейсбуке одна из учениц школы, феминистка, горячее согласие с которой пришли выразить ее знакомые феминистки. Не осталась в стороне и означенная Фаина Гримберг. Вследствие этого имел место ожесточенный спор с переходом на личности.

И что в итоге?

Я, Pauline Estera Fedorova, ничего до сих пор не слышала про поэта и философа Фаину Гримберг, а теперь и подавно не захочу. Потому что полочка с названием "Фаина Гримберг" у меня уже не пуста. Там стоит нечто вроде: женщина, которая пишет в сети огромным капслоком с истеричными интонациями и за деньги рассказывает студенткам литературной школы, что женщина хорошим литератором быть по определению не может. Осталось применить ее же тезис к ней же самой.

Но я, Pauline Estera Fedorova, также хорошо понимаю, откуда растут ноги. В среде творческих людей считается непристойным вслух признавать себя поэтом. Можно до сумасшествия рефлексировать, поэт ты или нет, переживать, что на самом деле ты не поэт - но если сделал-таки вывод, что ты поэт, то главное - ничем себя не выдать. Нужно служить образцом скромности и иметь в руках палку для усмирения молодых и самоуверенных: если я, маститый, ничего не говорю о том, что я поэт, то кольми паче ты, щенок? А Фаины Гримберг в руках оказалась сверхтяжелая артиллерия - предрассудки относительно пола. Могла бы еще приплести национальность или отсутствие дворянских предков - что угодно, детали не важны - важна архитектура сюжета. Говорят, что я гениальная поэтесса, но я - скромная, и не только себя не считаю поэтом, но даже и потенциально не могу претендовать им быть, смотрите на меня и учитесь, как надо смиряться.

На человека непричастного к тусовке это, конечно, производит впечатление душевной неопрятности, ложной непростоты и фальши. И начисто отбивает желание знакомиться с тем, что понаписали там эти гении. Что, несомненно, особенно жаль, если написали они нечто талантливое. Но - грязное исподнее портит впечатление от всего.

Где живут халтурщики?

Согласно сетевой мифологии, живут где-то тьмы и тьмы не знающих английского переводчиков, г...копирайтеров, бездарных разухабистых СММщиков, авторов тошнотных водянистых СЕО-текстов (вода и тошнота - это, если что, термины), наводняющие сети отходами своей жизнедеятельности. Не спорю, в следы этой жизнедеятельности на просторах интернета и правда мудрено не вступить.
Но почему-то, когда я прихожу пополнять армию этих врагов России и русского языка, от меня требуют хорошего перевода, интересных, небанальных и при этом политкорректных текстов, никакой воды и тошноты. Мне интересно - а где живут другие, те самые, из легенд, которые загаживают сети? Может, я тоже хотела бы левой ногой не подключая головы писать плохие тексты и в ус не дуть - а я всё к каким-то "нетаким" попадаю.

Феминизма пост

Короче, так.
Если вы сексист и считаете, что прилетели с Марса, то для вас я феминистка. Я с Венеры не прилетала.
Если вы феминистка, то для вас я кто вы решите. В сестры не набиваюсь, с угнетателями не идентифицируюсь, ни на одно решение не обижусь.
Как-то так.

Кулстори с работы

Появлялся ненадолго у нас новый продажник. Прихожу я как-то в офис в свой день, он ко мне:
- Вы копирайтер?
Я:
- Да, а вы - отдел продаж?
- А мне от вас рекомендации нужны... Собираюсь блог вести...
У меня в голове не складывается и ступор: зачем продажнику вести наш корпоративный блог? почему я ничего не знаю? что за странности? Переспрашиваю на всякий случай. Отвечает:
- Да нет, свой блог! Размещать в нем рекламу, продвижение. Покажете, как писать продающие тексты?
Деловой, думаю, мальчик. Ну я тоже деловая. Говорю:
- Давайте с этим не в рабочее время? И желательно не бесплатно.
Он как-то сразу скис, мол, ну ладно, понимаю.
Через несколько дней его уволили. Исключили из корпоративного чата, и вот он пишет в личку нашему замгенерального:
- А вот у вас тут несколько ящиков пива стоит, от клиентов, вы же его не пьете, можно я заберу, у меня есть куда пристроить.
После этого у нас возникло предположение, что он решил этим пивом со мной расплатиться за консультацию по блогу.
Не, таким пивом - не расплатится.
"Веселая драма" Йозефа Гайдна "Лунный мир" на либретто Карло Гольдони в Камерном театре Покровского.

Очаровательная безнравственность плутовского жанра - к героям лучше спиной не поворачиваться, включая классических "первых любовников" Эрнесто и Фламинию, которые хотят пожениться вопреки деспотичного отца девушки синьора Буонаферре. Не говоря уж о самом Буонаферре, его слуге и служанке, астрологе, который спит и видит во сне его старшую дочку (то есть ее приданое, конечно), которая тоже непроста - рассчитывает весело проводить время с молоденькими студентами, пока муж будет рассматривать небо в подзорную трубу.

При этом Буонаферре, как и любой крепкий хозяйственник, имеет в глубине душе некий сентиментальный идеал - чистый, волшебный мир людей, живущих на Луне. Понятно, что и эту светлую мечту он понимает в меру своей испорченности - например, что на Луне молоденькая служанка обязательно ответила бы взаимностью на его домогательства. И вот все молодые участники истории решили разыграть старика - напоить снотворным и во сне перенести в незнакомое место, сказав, что это - Луна. И там уж добиться от него разрешения на все три свадьбы - дочек с их кавалерами и служанки со слугой.

Очень понравились футуристические декорации и костюмы, с мелкими шутками типа таблички на английском "Добро пожаловать на луну" и американским и российским флагами. Опера ставилась в России впервые, специально сделали перевод и пели по-русски - вопреки современной традиции, когда поют в оригинале и пускают субтитры (так в Театре Покровского демонстрировали "Торжество воскрешения").

Всем рекомендую, в октябре, кажется, повторят.

7 июл, 2017

То неловкое чувство, когда утром, не без спешки собираясь на работу и мурлыкая про себя "Усталость забыта, колышется чад...", обнаруживаешь, что давно уже поешь что-то вроде "У давних пожарищ обугленный склад, вот пропуск, товарищ, пустите назад"...
И говорю: привет!



В пальте - потому что в субботу было прохладно.
Обе французские еврейки.
Одна - ныне живущий политик, которая в 1975 году добилась отмены закона о запрете абортов, другая - религиозный философ, умерла в 1943 году. Знала я только про вторую, понятное дело. А статью (вернее, анонс документального фильма) встретила - про первую. И заработала тяжелое чувство дереализации, о коем не преминула написать в Фейсбуке. Где мне тут же сказали, что не так всё просто c двумя этими Симонами.
И правда - не так просто. Полные тезки они только в русской транскрипции.
Та, которая философ - Simone Adolphine Weil, ее фамилия - идишская, в оригинале читается и у нас могла бы читаться как Вайль: в немецких и идишских фамилиях -ei транскрибируют то как "ай", то как "эй".
Политик - Simone-Annie Veil, ее фамилия - французская, по мужу. И в оригинале читается без концевого "-ль", на русский по традиции транскрибируется с "-ль": либо Вейль, либо даже Вель.
В итоге обе Вейль, а мы тут страдай.
Век живи, век учись, дураком помрешь.
Жду баночки с пищевыми добавками с iHerb - омега-3, витамин D, пиколинат хрома. В воскресенье меня консультировали по картам стилиста (основа - тип "связи", акцент - "восприятие"), эту неделю питаюсь готовой едой GrowFood (трехразовое зожное питание, в каждом приеме пищи мясо или рыба, калорийности 1400-1500, сильно не хватает сладкого, голодновато как-то), а в воскресенье еду на день в Переславль-Залесский (туда автобус, оттуда бла-бла-кар).
Вчера случайно - буквально через дыру в заборе! - попала в заповедное место - в Ботанический сад ТГУ, куда в своем студенчестве ходила лишь раз и по большому везению. А через другую дыру - вернее, через подворотню Политехнического - вышла. Это я просто захотела срезать дорогу через Университетскую рощу. Жаль, темнело, не успела погулять как следует. Надо будет в другое время наверстать.
Итак, сегодня я участвовала в томских Кирилло-Мефодиевских чтениях, на которые собиралась еще с прошлого года. Заявилась на филологическую секцию, тема звучала как "Традиционные христианские ценности в русской литературе". Нервничала, так как не очень себе представляла, что в итоге ожидается от выступающих - научность или традиционные ценности.
Как оказалось, традиционные ценности не педалировались. Были четыре работы по сибирике: семейные ценности в творчестве томского писателя Виктора Колупаева, два доклада по восприятию Сибири в англоязычной литературе и в литературе соотечественников за рубежом (прозвучали слова "ориентализм" и "постколониализм"... мы с докладчицей перемигнулись как сообщницы), были еще работы - о философских интуициях в творчестве Булгакова, о том, как "Слово о законе и благодати" задало тон древнерусскому восприятию истории, об одной книге, обнаруженной в архиве Строгановых (на основе которого создан Музей книги в научной библиотеке ТГУ), о пребывании Абрама Ганнибала в Томске и от стихотворении Пушкина, в котором оно косвенно упомянуто.
Мне бояться было по сути нечего. Моя тема "Творчество Надежды Лухмановой, Аделаиды Герцык и Надежды Павлович в свете женского вопроса начала ХХ века" достаточно актуальна научно, опиралась я на концепцию женского письма, показывая, как все три исследуемых мною автора (авторессы? я так и сказала, что уместнее употребить феминитив) конструировали женский творческий субъект путем обращения к религии, к традиционным религиозным ценностям. (Понимаю, что звучит дико - где традиционные ценности, а где женский субъект, - но Симона де Бовуар считала богоискательство едва ли не лучшей стратегией выхода женщины за пределы себя как "другого пола".) В общем, я солому постелила везде, где можно. И она ожидаемо не понадобилась. Доклад понравился, задавали вопросы, один был каверзный: "вы утверждаете, что они создали новый тип текста, отличный от текста других авторов-женщин" - на что я ответила: "речь о письме, а не о тексте - вещь эта более общая". В итоге справилась. Текст вскоре будет.

И получила диплом за участие!Свернуть )
Доклад завтра. Текст готов, хронометраж выверен (еще на раз сделаю, на всякий случай), презентацию доделываю, на улице распогодилось после утреннего снега. Настроение тем не менее ужасное. Понимаю, что ничего страшного не будет, доложусь, потом пойду в гости обмывать и обсуждать, но всё равно как-то коряво на душе. А ведь это будет первое из запланированного серьезного на этот год. В два других, впрочем, не верю совсем.
Скоро здесь будут фотографии. Много-много фотографий из Углича и Романово-Борисоглебска :)
Внезапно заявилась на томские Кирилло-Мефодиевские чтения с докладом о Надежде Павлович, Аделаиде Герцык и Надежде Лухмановой в свете женского вопроса начала ХХ века. Такая смелая - самой страшно.
Примеряла купальники к лету, осталась недовольна собой, увидела фото неретушированного "кардашьяна" Ким Кардашьян, который теперь только что по утюгу не показывают, и... приосанилась. В качестве горького лекарства надо будет снова пойти купальник померить.

Дебилы лавровские!

Судя по инициативе пермского депутата давать единовременное пособие при рождении только тех первенцев, у которых отцовство официально признано, но не тех, где в графе "отец" прочерк, аборт входит-таки в список наших традиционных ценностей. Раз уж его так настойчиво стимулируют - не только в семьях, где уже есть двое детей (это - самый большой процент), но и у молодых матерей-одиночек (а тут в последнее время стараются все-таки родить, потому что первая беременность и всё такое).
Оригинал взят у estera в Женская проза начала ХХ века: прыжок через литературную эпоху
Евдокия Нагродская долго проходила мимо меня - знала, что есть такая писательница, дочь Евдокии Панаевой, чью повесть "Семейство Тальниковых" я читала еще в юности; что репутация у нее неоднозначная - вроде бы и прогрессивная в женском вопросе, она по какой-то причине не очень котировалась у прогрессивной публики, ее называли автором бульварных романов, чуть не порнографом; что ее роман "Гнев Диониса" - одно из программных произведений, без которого трудно понять женский вопрос начала ХХ века (но я его пока не читала - в планах).
По прочтении сборника рассказов и повестей ряд вопросов у меня снялся. Нельзя не сравнивать Нагродскую с другими писательницами по женскому вопросу - прежде всего Лухмановой и Вербицкой.
Лухманову ставлю особняком - она лучшая и у нас недооценена (возможно, из-за публикаций в суворинском "Новом времени"), хотя зарубежные феминистки о ней знают очень хорошо. У нее в публицистике и прозе острота и современность проблематики сочетаются с глубиной анализа, да и написано прекрасным русским литературным языком (ее мемуары о пансионе - классика детской литературы).
А вот у Нагродской, Вербицкой и Чарской (которая также отметилась романами и повестями "для взрослых" - иногда в том самом смысле, в каком мы это понимаем сейчас) есть одна общая проблема - они о том же пишут неадекватным теме языком.
Устаревшим аж на два литературных поколения. Языком, которым писали до реалистов. Языком бульварного романа - тем самым, который высмеивал Корней Чуковский в детских книгах Чарской: там на каждой странице что-нибудь пламенело или полыхало. И это в те годы, когда уже писался и по крайней мере задумывался "Петербург" Андрея Белого.
Вербицкая и Анна Мар были более гармоничны - у них мысль скользила по поверхности, их книги можно было читать как дамские романы, с пикантным привкусом современной порочности и легким флером интеллектуальности. У Нагродской дисгармония глубже: мысль злая, точная до цинизма - а язык остается устаревшим и бульварным.

Всё-таки в каких разных матрицах мыслят люди. У Фб-френда читаю комментарий атеиста в духе "все религии зло, подлежащее максимальному ограничению и в идеале уничтожению... религию социологи сравнивают с армией и тюрьмой". Слегка икаю: не слишком ли этот атеист преувеличивает роль церкви, прямо по Вольтеру получается - одна из самых неприятных в тогдашнем мире инстанций, которые тем не менее не дают нации свалиться в кровавую смуту.

А потом мозг со щелчком переключается из матрицы в матрицу: пфф, так в системе ценностей левого анархиста, каким является собеседник, нет неозвучиваемого предположения о том, что армия, тюрьма, государство и, возможно, церковь важны тем, что охраняют от кровавой смуты - важно исключительно то, что они примерно одинаково ограничивают личную свободу и потому зло, ибо абсолютное зло в этой системе ценностей - не кровавая смута, а отсутствие свободы.

Я не говорю о том, какая система ценностей истинная - в пределе там и там может выйти ужас, тоталитаризм и истребление инакомыслящих по совершенно одному и тому же принципу меньшего зла: несколько (сотен тысяч) трупов можно счесть невеликой ценой как за свободу, так и за дальнейшее неприумножение числа трупов.

Я не о том.

Меня сам этот перещелк между матрицами в голове поразил в самое сердце. Два человека одного вида homo sapiens. Но у каждого внутри прошито нечто непроговариваемое, что заставляет их, употребляя одни и те же слова, выражать и слышать совершенно разное, как будто говорят на разных языках.

И, кажется, мне удалось освоить сразу несколько философских языков и научиться отслеживатьть момент перехода с одного на другой. Обычно либо едут безвылазно по одной колее, не встречаясь с пришельцами из иных миров, либо без препятствий путешествуют между матрицами, как моталец по мультиверсуму, не рефлексируя, что вселенные - разные.

А мне идти по мирам, как по колено в траве... (с) allkorr

Со Страстным четвергом!
Евдокия Нагродская долго проходила мимо меня - знала, что есть такая писательница, дочь Евдокии Панаевой, чью повесть "Семейство Тальниковых" я читала еще в юности; что репутация у нее неоднозначная - вроде бы и прогрессивная в женском вопросе, она по какой-то причине не очень котировалась у прогрессивной публики, ее называли автором бульварных романов, чуть не порнографом; что ее роман "Гнев Диониса" - одно из программных произведений, без которого трудно понять женский вопрос начала ХХ века (но я его пока не читала - в планах).
По прочтении сборника рассказов и повестей ряд вопросов у меня снялся. Нельзя не сравнивать Нагродскую с другими писательницами по женскому вопросу - прежде всего Лухмановой и Вербицкой.
Лухманову ставлю особняком - она лучшая и у нас недооценена (возможно, из-за публикаций в суворинском "Новом времени"), хотя зарубежные феминистки о ней знают очень хорошо. У нее в публицистике и прозе острота и современность проблематики сочетаются с глубиной анализа, да и написано прекрасным русским литературным языком (ее мемуары о пансионе - классика детской литературы).
А вот у Нагродской, Вербицкой и Чарской (которая также отметилась романами и повестями "для взрослых" - иногда в том самом смысле, в каком мы это понимаем сейчас) есть одна общая проблема - они о том же пишут неадекватным теме языком.
Устаревшим аж на два литературных поколения. Языком, которым писали до реалистов. Языком бульварного романа - тем самым, который высмеивал Корней Чуковский в детских книгах Чарской: там на каждой странице что-нибудь пламенело или полыхало. И это в те годы, когда уже был "Петербург" Андрея Белого.
Вербицкая и Анна Мар были более гармоничны - у них мысль скользила по поверхности, их книги можно было читать как дамские романы, с пикантным привкусом современной порочности и легким флером интеллектуальности. У Нагродской дисгармония глубже: мысль злая, точная до цинизма - а язык остается устаревшим и бульварным.
Это как в анекдоте про еврея, который любил читать антисемитские газеты: лестно, когда тебя считают всемогущим. Интеллигенция в качестве вечно рыжего хороша для всех, включая некоторых из ее представителей. Кому-то это дает право указать на почти мифического виновника чего угодно (февраля-1917, октября-1917, августа-1991, только что расстрел Белого дома и воцарение Путина нам не приписывали) и больше не думать, самым недалеким интеллигентам это тешит самолюбие.
А по факту это всего лишь старая субкультура, с огромным письменным наследием и очень богатым опытом саморефлексии, но вряд ли способная всерьез что-то решать в общественном и тем паче историческом масштабе. И раньше - потому что историю не может вершить одна группа, это всегда процесс, - а сейчас и подавно, потому что уже почти не существует. Это реликт, который до некоторых пор было удобно брать на знамя; а сейчас уже и на знамя не особо берут - нашли поновее. Только этого никто не может принять.
Оказывается, жаргонное слово «предки» в значении «родители» существовало еще в начале ХХ века. Встретила у Евдокии Нагродской в одном из рассказов. Думаю - а может, и у классиков было, да я не замечала. Вообще мы унаследовали очень много из гимназического и в целом детского языка тех времен - иногда и не подумаешь, что оно не современное.

Дорогие томичи!

С 13 по 31 мая - в нашем богоспасаемом городе. Меньше двух месяцев до встречи!

Недавнее

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow