?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

11 января по новому стилю, день памяти 14 000 младенцев, в Вифлееме от Ирода убиенных, стал сегодня в России днем традиционных выступлений в защиту жизни нерожденных младенцев. В этот день в православных храмах служатся молебны Вифлеемским младенцам-мученикам, в разных городах проходят митинги и пикеты против абортов. Читать далее

В статье предлагается кричать. Но в эффективность крика не верится. Хотя эмоционально желание кричать понятно, менее понятно было бы нежелание. Вряд ли найдется верующий человек, которого не будет возмущать грех, в котором живет подавляющее большинство населения европейских стран. Имею в виду не число сделавших аборты, а тех, кто считает их нормальным выходом из сомнительной ситуации, пусть и крайним. И картина мира, в которой собственное благополучие оказывается безоговорочно и безвопросно важнее чужой жизни и никого это не удивляет, многими воспринимается как точка, откуда падать ниже ну я даже не знаю куда. «И для этих людей писались фрески Джотто!» Картина Репина «Приплыли». А еще этакую нравственную бескрылость секулярное общество предлагает всем как образец достойной жизни.

Но.

Во время паломничества на Святую Землю в монастыре Преподобного Герасима Иорданского мне довелось увидеть очень искусно написанную многофигурную икону, напоминающую Страшный Суд. Я подошла ее рассмотреть и увидела, что это не Страшный Суд, а совершенно неканоническая икона «Плач Христа о жертвах абортов». И все благодушие, неизбежно охватывающее туриста или паломника в монастырях Святой Земли (цветы, птицы, кошки, ласковые монахини), ухнуло куда-то туда, вглубь. Нехорошо мне с той иконы стало. Менее нехорошо, чем с ситуации, когда аборт считается нормальным выходом из любого положения, но сравнимо.

Я тогда не совсем поняла почему. Это не было «падение с небес на землю»: в Святой Земле близость ада и реальность зла чувствуется еще острее, чем тут. И все же чужеродность, дисгармоничность этой иконы в этом монастыре ощущалась почти физически.

И только очень нескоро стало понятно, в чем дело. Икона существует как минимум в двух аспектах: вероучение (догмат в красках) и нравственное поучение. В первом смысле «антиабортные иконы» просто никуда не годятся: посмертная судьба умерших некрещеными младенцев неизвестна, это один из самых страшных и больных вопросов христианства, в котором остается только положиться на Божью милость, но не делать при этом никаких собственных предположений и удержаться от фантазий на эту тему. Справедливости ради, иконы эти и не изображают младенцев в чине мучеников, то есть не допускают совсем уж диких богословских новшеств. Но определенная догматическая в лучшем случае «ниочемность», а в худшем – двусмысленность все же в таких иконах присутствует. А еще немного – и недалеко до брошюр в стиле запрещенных Издательским советом Русской православной церкви книг «Когда ты была во мне точкой, дочка» и прочих подобных.

Во втором же смысле... Кого они собрались в этом монастыре нравственно поучать? Монахинь? Паломников? Они не нуждаются в таком поучении. Туристов, которых завезли в монастырь между купанием на Мертвом море и шопингом? В результативность такой методики не верю. Потому что если для кого такое поучение актуально, то см. первый абзац данного текста: это уже в «консерватории» проблемы и, как говорил некий советский сантехник, «всю систему пора менять».

Но невозможно изменить систему сколь угодно искусно написанными и эмоционально воздействующими догматически сомнительными иконами, к тому же висящими не на улицах городов, а в монастыре! Как и пикетами, митингами и т.п.

Все эти мероприятия – это только поддержание собственной идентичности на фоне секулярного общества («мы – те, что не признают аборты») и самопрезентация: мы есть, мы живем не так, как вы, считайтесь с нами, мы вправе считать себя лучше и нравственнее вас, и вы это проглотите. Это заявление, что «ще Польска не сгинела», т.е. есть люди, для которых церковь – это не свадебный генерал и не хранилище древних раритетов, ее установления – не исторический этап, а реальность и руководство к действию. Заявление – и призыв «не будь как вы, а будь как мы» и «будь с нами, а не с вами».

Но для того, чтобы призыв этот не был голословным, этого катастрофически мало. Ответ, даже самый благожелательный, предсказуем: «Вы есть – и ладно, племя ньям-ньям тоже есть, мир, дружба, жвачка, политкорректность... Ах, не хотите мира, дружбы и жвачки? Ну погодите!»

А нужна хотя бы маленькая добавка, про которую почему-то всегда забывают: «А если в этом вашем мире, где сами живут и дают жить другим, вы вдруг останетесь без помощи или возжаждете того, «чего нет на свете, чего нет на свете»... вы найдете это у нас – странных людей, живущих по странным или безнадежно архаичным законам». И это «чего нет на свете» действительно должно быть.

А комментов, извините, не будет.

Обо мне

2017
estera
Полина Ф.

Недавнее

Март 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow