Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Шарлотта Бронте

Две Симоны Вейль, и даже не однофамилицы

Обе французские еврейки.
Одна - ныне живущий политик, которая в 1975 году добилась отмены закона о запрете абортов, другая - религиозный философ, умерла в 1943 году. Знала я только про вторую, понятное дело. А статью (вернее, анонс документального фильма) встретила - про первую. И заработала тяжелое чувство дереализации, о коем не преминула написать в Фейсбуке. Где мне тут же сказали, что не так всё просто c двумя этими Симонами.
И правда - не так просто. Полные тезки они только в русской транскрипции.
Та, которая философ - Simone Adolphine Weil, ее фамилия - идишская, в оригинале читается и у нас могла бы читаться как Вайль: в немецких и идишских фамилиях -ei транскрибируют то как "ай", то как "эй".
Политик - Simone-Annie Veil, ее фамилия - французская, по мужу. И в оригинале читается без концевого "-ль", на русский по традиции транскрибируется с "-ль": либо Вейль, либо даже Вель.
В итоге обе Вейль, а мы тут страдай.
Век живи, век учись, дураком помрешь.
Рим

(no subject)

Сейчас очень любят говорить о СОВРЕМЕННОМ гедонизме и распущенности, обличая нечестие и прочий блуд. Но при этом даже викторианский джентльмен в этом смысле даст нам нынешним неплохую фору, не говоря уже о некоторых ренессансных выпендрежниках, которые после пира выкидывали из окна в Тибр золотые тарелки. Но - современная бездуховность, распущенность, гедонизм, ога.

У меня есть предположение, что к тогдашним грехам аристократии отношение снисходительное потому, что они аристократы, делали великие дела, а потому имели право на маленькие, а лучше великие слабости. К грехам черни - потому что замучены нуждой, невежеством, а потому время от времени предавались всяким эксцессам, которые не простить было бы непростительным ханжеством. А современный человек, который и не аристократ, и не замучен, таких оправданий не имеет.
2017

"Наша любовь нужна России..."


Переписка философа Евгения Трубецкого с меценаткой, издательницей и по совместительству его возлюбленной Маргаритой Морозовой. Я об этой переписке раньше слышала и даже держала в руках ее издание (студентка в библиотеке заказывала), но прочесть не успела. Прочитала только теперь.
Я раньше очень симпатизировала этой женщине, сумевшей собрать на своих вечерах и в своем издательстве самые выдающиеся умы эпохи, а Евгения Трубецкого осуждала, за то что он, будучи женатым, начал с ней роман. По итогам чтения переписки я разочаровалась в Морозовой и оценила душевную здравость Трубецкого. Он был полностью ответственен за свое поведение, осознавал свою слабость, не оправдывался и прекратил эти отношения, как только его жена о них догадалась. А она была просто одержимая страстью женщина, искавшая полного слияния с любимым человеком, оправдывала их отношения, прибегая ко всяким уловкам, и упрекала Трубецкого за то, что тот хочет "перестать грешить" и сохранить с ней только дружбу. (О разводе и втором браке речи не шло, хотя юридически он был в те времена уже возможен - у Веры Трубецкой было слабое здоровье, и разводной процесс мог бы запросто отправить ее на тот свет.) К тому же при всей образованности Морозовой ее суждения были достаточно неглубоки и шаблонны - она не могла разобраться в современной ей философии, ее талант был скорее в умении знакомиться и знакомить между собой разных людей, о чем писал, кстати, и Андрей Белый.
Поэтому впечатления от переписки очень двойственные - и восхищения, и отвращения одновременно.
лунная сова

Ну и хватит уже о Пселле

Кум сказал, что в византинистике я как локогерла в футболе - знаний мало, энтузазизьму много.

Дочитала Михаила Пселла и послесловие к нему.

Пселл - фигура совершенно особая в византийской учености. Это был человек даже для своего времени исключительной образованности. "Хронография" не укладывается точно в рамки своего жанра. Более того, жанр хронографии - это скорее непритязательное народное чтиво, в котором история перемешана с легендами, см. "Хронографию" Иоанна Малалы (я о ней писала года полтора назад: http://estera.livejournal.com/1035296.html), в которой описываются события от сотворения мира и действуют греческие боги, чьи образы трактовались как образы царей.

Некоторые моменты - отсутствие строгой хронологии, забегания вперед и возвращения назад, стремление подробно, диалектически описать характер того или иного императора и его изменения в связи с обстоятельствами жизни - роднят "Хронографию" Пселла с художественной литературой, которую в то время в Византии не писали.

Кроме того, в "Хронографии" исторический жанр изрядно перемежается энкомическим (хвалебным) - понятное дело, когда речь идет о ныне здравствующих императорах: покойных или лишенных трона писатель мог прикладывать как угодно, но он всего лишь их диалектически описывал, говоря как о положительных, так и об отрицательных чертах их характера и правления.

А на прощание - несколько "вкусных" цитат. Однако, от скромности он не умер: объявил себя единственным знатоком философии в свое время! Интересно, насколько это все же правда...

О своем методе
Collapse )
<...>
Я хорошо знаю, что это даст повод многим будущим историкам хвалить Константина, но я привык каждое дело, имеет ли оно видимость доброго или кажется дурным, не только рассматривать само по себе, но и исследовать его причины и возможные результаты, особенно если к таким мыслям побуждает предмет моего рассказа. А то, что я рассудил лучше, чем они об этом напишут, показал сам опыт.</i>

О себе самом

Мне шел тогда двадцать пятый год, я занимался серьезными науками и преследовал две цели: усовершенствовать речь риторикой и очистить ум философией. Изучив незадолго до того риторику настолько, чтобы быть в состоянии выделить суть предмета и свести к ней главные и второстепенные положения речи, не трепетать перед искусством красноречия, как школьник, не следовать всем его предписаниям, а в отдельных случаях и добавлять кое-что от себя, я принялся за философию и, хорошо освоив методы умозаключений – от причины и непосредственно, от обратного и многими способами – взялся за естественные науки и с помощью срединного знания воспарил к высшей философии (Здесь и далее Пселл говорит о последовательности своих занятий науками и философией. После изучения риторики он обратился к логике («освоил методы умозаключений»), потом принялся за естественные науки («науки о телесной природе»), а затем через посредство математики («срединное знание», «изучение бестелесных понятий») поднялся к «высшей философии», «чистому знанию», т. е. к метафизике.).

XXXVII. Если меня не сочтут докучным и дадут мне словоCollapse )
2017

Тарас Сидаш. Об иудейском и эллинском элементах христианского богословия - 3

Дочитала статью уважаемого santaburge, остались лишь приложения. Чувствую себя не то что желтым земляным червяком, но прямо-таки криветкой - из упомянутых философов я не то что не обо всех знаю хоть вкратце, но некоторые даже имена слышу впервые.

В целом что могу сказать: всё такое новое и смелое, но, увы, к основному даже не приступили; превосходный анализ греческой философии в соответствии с системой (что бывает далеко не всегда), прекрасно описаны Аристотель и стоики - а где патристика? Где собственно богословие? Справедливые и острые замечания, но ни одна мысль до конца не доведена. Взамен "порочной", по мнению автора, идущей от Аристотеля системы рациональных теорем богословия при иррациональных аксиомах (откровениях) - какая практика правильная? Адогматизм? Отсутствие рациональных доказательств? Ответа пока нет.

Видимо, форма статьи, пусть даже такой большой, не годится, потому что объем статьи с необходимостью ограничен. Это же целая книга, из которой пока готовы только первые две главы и набросан материал для продолжения (все эти остроумные замечания и тексты приложений). Вот нашелся бы хороший редактор с философским образованием, да и довел вместе с автором книгу, ну золото же было бы.

А приложения почитаю, они должны быть очень интересными. Про Максима Исповедника, например.
2017

Казнить нельзя помиловать

Эта мера во многом сократит риск распространения СПИДа и других заболеваний, передающихся половым путем (,) во время проведения пятидневного карнавала.
2017

Тарас Сидаш. Об иудейском и эллинском элементах христианского богословия - 2

Продолжаю мучить читать статью. Пока - о периодизации античной философии и о "периоде" вообще. О том, что "период" - фаза цикла развития - возможен только у живого организма, подобного другим живым организмам, или у того, что этому организму уподобляется. Противоположность периодичности, циклизации - история, которая никогда не повторяется и состоит из событий, единичных.

Рассуждает об основании для периодизации, о том, на что можно опираться, критикует Гегеля и Шпенглера. Шпенглер, на его взгляд, слишком примитивен, слишком уж уподобляет культуру растению, и ничего сверх растительного существования в ней не мыслит. Гегель же, по мнению автора (и по моему, заметим в скобочках, тоже), неправ в том, что в истории раскрывает Себя абсолютная Идея, то есть Бог. В то время как пребывающее и становящееся - это уж слишком разные, противоположные вещи. Да и всё становящееся, как известно, умирает, а это совершенно противоестественно.

А главное - ни Гегель, ни Шпенглер не объясняют, почему так происходит, каков смысл периодов развития культуры. Для Шпенглера это просто реализации замысла об этой культуре, для Гегеля объяснение не имеет смысла - достаточно описать, смысл - в самом процессе.

Ну всё на сегодня. Дальше буду потом.

Collapse )
2017

Олеся Николаева

Мне об этом сказал философ: “Вы так
удивляетесь, а ведь при всех режимах,
чтобы Россия вовсе не развалилась, ее, как свиток,
увивают пелены связей нерасторжимых”.

Вся — в любовях вечных и безответных,
вся в порыве, в буйстве, в стремленье, в тяге,
в тайнах, клятвах, кладах, словесах секретных,
взорах — через степи, вздохах — сквозь овраги.

Вся она, выходит, как бы сплошь — разлука,
ибо страсть ее — без отклика, роковая,
и стрела любая, пущенная из лука,
попадает мимо, каленая и кривая...

Этот любит ту, а та? А та — иного,
а иной — такую: в иноческое оделась.
Чтоб сверкал на всем пространстве воздуха ледяного
бескорыстно Эрос.
2017

Лев Тихомиров, "В последние дни"

Прочитала "эсхатологическую фантазию" Льва Тихомирова "В последние дни" - спасибо "Эсхатологическому сборнику", в котором помимо серьезных и квазисерьезных исследований мелькает с полдюжины агитационных и донельзя политизированных статей, подписанных до боли знакомыми именами (ничего личного, я не против хорошей политизированной агитки, просто странное сочетание). Недовольна.

Потому что - реально, о чем и зачем писано?

По остроте памфлета это значительно слабее Соловьева. По глубине исследования "антихристовой" идеологии - тоже (да у Тихомирова и идеологии-то цельной у антихриста нет!). И даже по богословской глубине - увы, ничуть не лучше чем у Соловьева. Меня, собственно говоря, экклезиология интересует: каким образом состоялось и вообще состоялось ли объединение церквей. У Соловьева, например, состоялось, после того как антихрист показал себя антихристом и ему воспротивились протестантский профессор теологии, римский папа и православный старец. Даже у Вознесенской, которая в ряде мест Тихомирова прямо-таки цитировала, и то все прослеживается: после того как папа поддержал антихриста, часть католиков признала ошибочным принцип непогрешимости пап в вопросах вероучения и присоединилась к православной церкви. Тихомиров же не дает никакого ответа, и это минус. Потому что различие церквей игнорировать нельзя таки.

Зато очень много сюжетных перипетий: тайные похищения христиан с целью "перековки" в верных слуг антихриста (так и ждала апокалиптического сильм-экстрима, а оказался в результате банальный гипноз и/или соблазнение на чувственные удовольствия, корысть или гордыню), орден иезуитов, внедрившийся на самые верхние уровни тамплиерской иерархии (из которой личная гвардия антихриста и формировалась) и ведущий шпионаж в пользу христианского епископа, попытка революции христиан в Иерусалиме... Осмысляю, короче.

Но ведь даже не очень удачные произведения должны наталкивать на мысли? Ну и меня натолкнули - на сугубо литературно-критические построения.

Таки да, о жанре эсхатологической фантазии уже можно говорить как о состоявшемся. В расширительном смысле - это любая история, написанная по мотивам Апокалипсиса. Но нужно четко отличать "хорошую" (условно назовем так) эсхатологическую фантазию от "плохой". Нет, они отличаются не тем, что одна нравится Эстериной левой пятке, а другая нет. Collapse )
2017

(no subject)

Набрала смеху ради в Яндексе слово "догматизм", прочитанное в очередной ну очень либеральной статейке... Какое это популярное слово, однако! Только кто бы мне, дуре, сказал-таки: что оно значит?
(Bариант "фанатение по фильму "Догма" - не предлагать! :)))